Возникновение угрозы глобального экологического кризиса привело в свое время к пониманию необходимости принятия скоординированных в масштабах мирового сообщества действий по уменьшению вероятности его осуществления. Разработанная программа таких действий была принята на Конференции ООН по окружающей среде и развитию в 1992 году [3], в основе которой лежала идеология устойчивого развития.

Устойчивое развитие в его классической формулировке означает удовлетворение потребностей нынешнего поколения без ущерба для возможности будущих поколений удовлетворять свои собственные потребности. С управленческой точки зрения такая формулировка не может быть целью (она недостижима), но вполне отвечает требованиям миссии. Реализация миссии предполагает разработку соответствующих взаимоувязанных целей и задач. По вполне объективным обстоятельствам такую работу выполнить не удалось. Если рассматривать разработанную программу действий по реализации устойчивого развития в рамках стандартной иерархии целеполагания миссия – цели – задачи – мероприятия (направления деятельности), то окажется, что есть миссия, множество задач и мероприятий по их решению, но практически полностью отсутствует блок целей высокого уровня. И проблема в данном случае не только в разности интересов и глубине понимания сложившейся экологической ситуации, но и в неразличении целей существования и развития. 

Формирование природных систем происходит благодаря преобладанию отрицательных обратных связей над положительными. Это приводит к тому, что любая система при возникновении внешних возмущений стремится вернуться к исходному состоянию. Если для неживых систем это исходное состояние связано с точкой равновесия (в сложных случаях – аттрактором), то для организмов (как живых систем) – это стремление к гомеостазу, а для социальных систем – стремление к самосохранению. 

Поскольку процесс развития предполагает получение каких-то новых результатов, ведущих, как правило, к усложнению соответствующих явлений, возникновению их нового качества, а отрицательные обратные связи любой системы направлены на консервацию старых свойств системы, возникают вопросы о механизме развития и его источниках. 

Если бы источником развития являлось только наличие противоречий, например, внутри организма (развитие происходит в рамках закона диалектики о единстве и борьбе противоположностей), то сложно объяснить, как значительная часть живых организмов (в основном микроорганизмов) может оставаться практически неизменной на протяжении десятков и сотен миллионов лет. Достаточно часто встречается также упрощение организмов в процессе эволюции. По-видимому, наличие противоречий характеризует не столько развитие, сколько его потенциал, который в благоприятных условиях существования практически полностью используется на поддержание гомеостаза организма. В связи с тем, что естественный отбор в этом случае направлен и на совершенствование механизма гомеостаза, в том числе за счет возрастания внутренней интеграции частей организма (снижения уровня противоречивости), при длительном сохранении относительно благоприятных условий организм медленно развивается в пределах своих адаптационных возможностей (которые, впрочем, также могут несколько изменяться), а потенциал развития такого организма постепенно уменьшается. Если же организм попадает в слишком благоприятные для него условия существования, то может происходить и частичная деградация его организационной структуры (регресс). 

Кроме факторов внешней среды на организм постоянно оказывает давление его собственная изменчивость. В рамках борьбы с возникающими изменениями (поскольку они могут нарушать гомеостаз) в организме появилась двойная защита от их последствий: на уровне генома, обладающего различными механизмами репарации возникающих нарушений и на уровне организма (клетки), что позволяет в определенной степени регулировать работу генома (например, через эпигенетические механизмы) и даже усиливать мутационный процесс в стрессовых ситуациях. Развитие в результате действия внутренних факторов, действующих в пределах генотипической адаптации, также направлено в основном на совершенствование механизма гомеостаза.

Такое адаптационное развитие, если его рассматривать на уровне отдельного организма, должно заводить его в эволюционный тупик, но фактически этого не происходит благодаря двум обстоятельствам. Первое связано с тем, что изменения факторов внешней и внутренней среды (в том числе за счет горизонтального переноса генов) регулярно выходят за пределы нормальной адаптационной возможности организмов, вызывая кризисы в их развитии, что может приводить к перестройке существующей системы адаптации (чаще всего в сторону усложнения и повышения ее возможностей). Второе обстоятельство обусловлено формированием надорганизменных систем, у которых появляется необходимость в «своем» гомеостазе, отличном от гомеостаза входящих в них организмов. Здесь можно выделить уровень живых систем (видовых и межвидовых) и экосистемный уровень (вплоть до биосферы). Именно за счет формирования надорганизменных систем в подавляющем большинстве случаев наблюдается направленное развитие организмов в сторону их усложнения – прогрессивная эволюция.

Таким образом, прогрессивное развитие не является имманентным свойством любых систем, оно происходит только при определенных условиях. Живые организмы как системы также «нацелены» на существование, а не на развитие, которое, по сути, является «вынужденной» реакцией организма на значительные изменения факторов внешней и внутренней среды.

Возвращаясь к социальным системам, обратим внимание на цели, которые ставит перед собой мировое сообщество в рамках «социального развития» (в контексте которого и существует концепция устойчивого развития): ликвидировать абсолютную бедность и голод; обеспечить всеобщее начальное образование; содействовать равноправию полов и расширению прав женщин; сократить детскую смертность; улучшить охрану материнского здоровья; бороться с ВИЧ/СПИДом, малярией и прочими заболеваниями; обеспечить экологическую стабильность; сформировать всемирное партнерство в целях развития [2]. Вполне очевидно, что все перечисленные цели относятся не к развитию как таковому, а к улучшению текущего существования. 

Безусловно, в процессе своего существования социальные системы развиваются под воздействием факторов внешней и внутренней среды, но развитие это носит в основном стихийный характер. Концепция развития, принятая мировым сообществом, в целом с этим фактически соглашается. Более того, до определенного времени такой путь становления человеческого общества был неизбежным. Но именно такой, стихийный путь развития и привел к возникновению множества глобальных проблем, в том числе экологических, поэтому дальнейшее развитие во все большей степени должно становиться осознанным, а значит, и управляемым.

Переход от целей существования к целям развития достаточно сложен, поскольку последние еще в должной мере не отрефлексированы, но даже понимание этой разницы позволит не ожидать напрасно от достижения уже поставленных целей полного решения проблемы возникновения глобального экологического кризиса. 

Кроме того, необходимо более внимательно рассмотреть уже поставленные цели существования. Если бы они были определены по всему спектру человеческих потребностей, то можно было надеяться на более или менее разностороннее последующее стихийное развитие. К сожалению, это не так. В Повестке дня на XXI век в общих чертах говорится о необходимости удовлетворения основных потребностей человека через создание рациональных структур производства и потребления. В итоге предлагается за счет расширения существующих рыночных механизмов увеличить общий объем товаров потребления, снижая их удельную энерго- и ресурсоемкость (интенсифицировать использование природных ресурсов), и попытаться сделать их потребление более равномерным как внутри различных стран, так и между ними, то есть фактически речь идет об улучшении удовлетворения в основном материальных потребностей. Видимо, предполагается, что только после удовлетворения материальных потребностей у человека появляется нужда в удовлетворении нематериальных потребностей, развитие которых также отдается на откуп стихийным обстоятельствам. 

Понятно, что акцент на удовлетворении материальных потребностей не способствует решению проблемы уменьшения антропогенного воздействия на окружающую среду. Но следует добавить, что приравнивание основных потребностей к материальным неверно в принципе. Человек сложное социальное существо, продукт длительного эволюционного развития, и его существование как личности невозможно без целого комплекса условий. Поэтому имеются группы потребностей (физико-химических, биологических, психических, социальных, социотехнических), в каждой из которых есть свои основные потребности. Другими словами, приоритетность в реализации потребностей формируется не вообще, а внутри определенных обязательных групп потребностей, значительная часть которых носит нематериальный характер.

Итоги реализации концепции устойчивого развития за последние два десятилетия были подведены в 2012 году на Конференции ООН по устойчивому развитию в Рио-де-Жанейро. В целом было отмечено продолжение процесса ухудшения состояния окружающей природной среды, что говорит о необходимости принятия дополнительных мер по ее защите. Одной из таких мер, в соответствии с принятым на Конференции документом «Будущее, которого мы хотим», является задача разработки до 2015 года целей устойчивого развития. Но при этом заявлено, что «работа над этими целями не должна отвлекать внимание и силы от достижения целей в области развития, сформулированных в Декларации тысячелетия» [1]. Фактически это означает, что в ближайшее время каких-либо принципиальных изменений в мировой политике по решению проблем взаимодействия с окружающей природной средой не ожидается, а текущая ориентация на стихийное развитие (с превалированием проблем потребления) продолжится. Поскольку вероятность устойчивости стихийного развития незначительна, необходимость выработки целей именно развития в дополнение к уточненным целям существования будет становиться все актуальнее.

Литература

1. Будущее, которого мы хотим. Резолюция, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 27 июля 2012 года 66/288 //

http://daccess-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N11/476/12/PDF/N1147612.pdf?OpenElement

2. Декларация тысячелетия Организации Объединенных Наций. Принята резолюцией 55/2 Генеральной Ассамблеи от 8 сентября 2000 года // http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/summitdecl.shtml

3. Повестка дня на XXI век. Принята Конференцией ООН по окружающей среде и развитию, Рио-де-Жанейро, 3–14 июня 1992 года // http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/agenda21.shtml

Публикации
Наверх