Содержание материала

4.3. Целеполагание в разумной природе

 4.3.1. Целенаправленность на организменном уровне сознания

Все рассмотренные выше процессы, включая деятельность живых организмов, не обладающих сознанием, подчиняются законам объективной реальности и осуществляются автоматически, то есть такие организмы не имеют свободы поведения. Как мы отмечали выше (2.4.1. Четыре уровня сознания), появление сознания и субъективной реальности на уровне организменного сознания еще не ведет к появлению свободы, поскольку воображение (способность сознания создавать модели и манипулировать ими) на этом уровне отсутствует. Хотя в данном случае также господствует автоматическая целенаправленность процессов взаимодействия организмов с окружающей средой (и другими организмами), в ее достижении участвует новый механизм реализации, связанный с появлением субъективной реальности.

Субъективная реальность связана с ощущениями и эмоциями, поэтому организм стремится к достижению субъективного состояния комфортности, которое хотя в целом и связано с объективными целями организма (фактически это новый способ достижения системных целей гомеостаза и размножения в более сложных условиях, которые и привели к появлению сознания), но в каждый момент времени именно оно (наряду с рефлексами) в значительной степени определяет поведение организма, что может в итоге иногда приводить к получению результата, не соответствующего системным объективным целям. Телеоматические, телеоциклические и функциональные цели (а также системные направленности на развитие и деградацию) являются общими для всех живых организмов и на данном уровне эволюционного развития достигаются организмом независимо от его «желаний», то есть эмоции (организменное сознание) в этом процессе не участвуют.

Состояние комфортности для организма можно обозначить как субъективный гомеостаз, а целенаправленность, связанную с его достижением (через избегание отрицательных эмоций и стремление к положительным), – первой субъективной целью. Эта цель еще является телеономической, как и все предшествующие.

Первые телеологические (классические, истинные) цели у организмов появляются только вместе с появлением свободы, то есть на уровне видового сознания. Поскольку целеполагание у организмов тесно связано с их свободой, необходимо пояснить, как понимается термин «свобода» в данном исследовании.

4.3.2. Свобода воли и свобода поведения

Под поведением будем понимать процесс взаимодействия живых существ, имеющих нервную систему, с окружающей средой и другими организмами. На начальных этапах развития нервной системы поведение организмов находится под контролем безусловных и условных рефлексов. Безусловные рефлексы представляют собой постоянные врожденные реакции организмов на определенные воздействия окружающей среды. Условные рефлексы – приобретенные в течение жизни стереотипные реакции, которые возникли на базе безусловных рефлексов. В целом будем считать, что поведение организмов, осуществляемое на основе условных и безусловных рефлексов, является автоматическим и генетически предопределенным, то есть свобода поведения у таких организмов отсутствует.

С другой стороны, на организменном уровне сознания выбор варианта поведения происходит в том числе через использование эмоций с учетом онтогенетического опыта. Эмоции относятся к психическим явлениям, а не к нервным (физиологическим), поэтому такое поведение уже не подчиняется законам объективной реальности, и по отношению к ней оно обладает определенной свободой (внешний наблюдатель не может точно прогнозировать поведение организма). Однако сам выбор происходит автоматически, то есть «воли» как способности тормозить реализацию текущей потребности ради другой (или той же) потребности в будущем еще нет (есть ситуация выбора между двумя потребностями). Отсутствует и внутренняя свобода, так как решение детерминировано соотношением эмоциональных оценок без участия воли. Но поскольку такое решение в ситуации выбора ведет к появлению свободы по отношению к внешней среде (объективной реальности) и является определенным эволюционным этапом в становлении воли как таковой, вполне имеет смысл ввести для него отдельное обозначение – «предволя» [4].

Предволя – эволюционная предтеча воли, решение в условиях выбора между имеющимися вариантами поведения (условия задаются извне), а не поиск вариантов поведения для достижения определенных целей, когда поведение осуществляется на основе не только генетических механизмов, но и онтогенетического субъективного опыта и эмоций. Обратим внимание на то, что на этом этапе в нервной системе, видимо, еще не происходит четкого разделения двух процессов – принятие решения и его реализация.

Способность торможения поведения, направленного на удовлетворение текущей потребности, означает, что, во-первых, у организма появилась определенная модель окружающей реальности, в рамках которой он может прогнозировать желаемое будущее (появляется некий прообраз цели), а во-вторых, он способен за счет целенаправленных действий добиться реализации этого будущего. Другими словами, появившаяся свобода имеет два взаимосвязанных этапа. Первый этап связан со способностью организма ставить цели, второй – способностью их достигать.

Проблема «свободы воли», связанная с попытками оценить степень детерминированности поведения организмов внешними или внутренними факторами воздействия, относится только к первому этапу. Для ответа на вопрос: «существует ли свобода воли?» необходимо учитывать приведенные ниже обстоятельства.

Процесс постановки цели происходит в субъективной реальности, поэтому по отношению к процессам объективной реальности «свобода воли» как явление, безусловно, существует. Но это не значит, что «свобода воли» полностью независима от объективной реальности. Физиологическое состояние и потребности, взаимодействия с другими организмами и окружающей средой на начальных этапах эволюционного развития в значительной степени (но не полностью) детерминируют процесс целеполагания организма.

Кроме того, в субъективной реальности есть определенные закономерности, которые, с одной стороны, по-своему детерминируют процессы постановки целей, с другой – ограничивают возможный спектр целеполагания.

Второй этап определяет свободу поведения организма (через достижение поставленных целей в объективной реальности, что формирует субъективно-объективную реальность) и аналогично свободе воли зависит как от субъективных особенностей организма, так и объективных его возможностей, связанных с взаимодействием с окружающей средой, а также особенностей самой окружающей среды и взаимодействий с другими организмами.

4.3.3. Целеполагание на видовом уровне сознания

Свобода воли и свобода поведения в указанном выше смысле появляются на видовом уровне развития сознания. Это связано с тем, что у организмов одного вида есть генетическая предрасположенность к более тесному взаимодействию. Они связаны процессами размножения и существуют в одной экологической нише, образуя определенную территориальную общность, что ведет к повышенной частоте контактов. В данном случае возникает необходимость дополнительного регулирования видовых взаимодействий, основанных на жизненном опыте.

Появление субъективных целей не отменяет целенаправленности поведения организмов на достижение системных объективных целей, о которых говорилось выше. Можно даже считать, что субъективные цели уточняют и детализируют пути их достижения в новых, более сложных условиях, связанных с формированием межвидовых взаимодействий, по крайней мере, на начальных этапах своего появления.

Для достижения первой системной цели (объективного гомеостаза) организмам, имеющим нервную систему, необходимо удовлетворить первичные (физиологические, соматические) потребности, связанные с обеспечением обмена веществ (внутреннего и внешнего). К ним относятся пища, воздух и вода (включая требования к качественному составу указанных ресурсов), сюда же можно отнести и необходимость указанных организмов в определенном режиме некоторых геофизических параметров окружающей среды (в первую очередь температуры), несоблюдение которого может приводить к серьезному нарушению обмена веществ, вплоть до их гибели.

Поскольку обмен веществ в организме происходит непрерывно, последний вынужден постоянно проявлять определенную активность, которая в период сна и отдыха несколько снижается, но не прекращается. Адаптация к такому режиму жизнедеятельности организма приводит к необходимости постоянно поддерживать его физическое состояние на определенном уровне, что ведет, с одной стороны, к возникновению первичной потребности в движении, с другой – в периодах отдыха.

Аналогичная ситуация складывается и с работой головного мозга, который также функционирует непрерывно, что приводит к возникновению еще одной первичной потребности. Она связана с тем, что головному мозгу требуется смена режима работы, то есть, активная фаза бодрствования должна чередоваться с фазой сна. Если в активной фазе мозг обрабатывает текущую информацию (с принятием соответствующих решений) то во время сна предшествующая информация анализируется и систематизируется с точки зрения формирования онтогенетического опыта. Несоблюдение режима сна влечет за собой сначала нарушение субъективного гомеостаза, а длительное непрерывное состояние бодрствования может привести и к серьезным нарушениям соматического гомеостаза.

С особенностями непрерывной работы мозга связано возникновение еще одной первичной потребности – в постоянном поступлении сенсорных сигналов для создания информации об окружающем мире (построения модели окружающего мира).

С этой потребностью тесно связана и другая, вытекающая из непрерывной работы как головного мозга, так и физического тела организма. Речь идет о потребности в исследовании окружающего пространства (исследовательском инстинкте) в периоды времени, свободного от удовлетворения других первичных потребностей (поиск и прием пищи, воды, отдых и сон).

До появления видового сознания реализация первичных потребностей происходила в автоматическом режиме (под генетическим контролем), после – с частичным участием сознания через стремление к достижению состояния субъективного гомеостаза (некоторые потребности остались под контролем автоматических программ, например, потребность дышать, получать сенсорное раздражение и др.).

Для достижения второй системной цели (размножения) на данном уровне эволюционного развития необходим половой партнер, выбор которого происходит с частичным участием сознания. Для регулировки полового поведения уже недостаточно только первичных базовых эмоций (приятно – неприятно), требуется более сложный механизм мотивации внутривидового поведения.

Учитывая, что организмы одного вида имеют общую территорию для добывания пищи, их относительно равномерное распределение по этой территории (точнее, пропорциональное количеству пищевых ресурсов) обеспечивается определенной агрессией членов вида по отношению друг к другу, которая закрепляется генетически в форме территориального поведения. С другой стороны, поиск полового партнера и дальнейшее воспитание детенышей требуют определенной лояльности по отношению к некоторым членам вида. В итоге формируется мотивационная пара «агонистическое – лояльное» поведение, которая и определяет особенности внутривидового взаимодействия организмов. Такое взаимодействие приводит к образованию систем организмов, в которых начинает просматриваться внутренняя иерархичность их элементов. Эта иерархичность на данном уровне определяется в первую очередь генетическими факторами – через степень доминантности особи, что подчеркивает важность для организма его встраивания в систему внутривидовых отношений (как для целей достижения гомеостаза, так и размножения).

Цель достижения организмом определенного положения в системе внутривидовых отношений (часто в форме занятия и удержания благоприятной для проживания территории) не является телеологической, она выступает, по сути, функциональной целью этой системы. Ее осуществление позволяет системе в итоге более тонко (в сравнении с системами организмов предшествующего уровня развития) регулировать процессы своего гомеостаза (устойчивого состояния системы), а также гомеостаза экологических систем. С другой стороны, нахождение особью своего оптимального места в системе внутривидовых отношений, то есть соответствующих возможностям этой особи, приводит к максимально возможному для нее субъективному гомеостазу (состоянию комфорта).

Для достижения состояния комфорта организму недостаточно удовлетворить вышеуказанные первичные потребности и вписаться в систему внутривидовых взаимодействий. Незащищенность от угрожающих физическому состоянию организма воздействий внешней среды, внутри- и межвидовых взаимодействий создает у него чувство тревоги (страха), дискомфорта, вызывая потребность в безопасности и самосохранении. Целенаправленные действия организма по реализации потребностей в безопасности и самосохранении в значительной степени носят врожденный характер, тем не менее, некоторая их часть имеет телеологический характер, то есть зависит от онтогенетического опыта особи.

4.3.4. Целеполагание на биосоциальном уровне сознания

Системные цели организмов с сознанием биосоциального уровня не отличаются от целей организмов предшествующего уровня развития (с видовым сознанием). Базовые объективные системные цели – это соматический гомеостаз и размножение, субъективная цель – состояние комфорта (субъективный гомеостаз). Поскольку достижение вышеуказанных целей возможно только путем удовлетворения множества различных потребностей организмов (как объективных, так и субъективных), почти каждая из потребностей может выступать в качестве телеологической цели, в том числе и большинство объективных потребностей (это основное назначение сознания).

Однако, поскольку условия достижения базовых системных целей организмов на биосоциальном уровне претерпевают изменение, меняются и потребности организмов. Эти изменения происходят, в первую очередь, за счет формирования еще одной мотивационной пары поведения, связанной с альтруизмом – эгоизмом.

Напомним, что необходимо отличать поведение организмов, обусловленное действием автоматических программ, которое внешне похоже на альтруистическое или эгоистическое, но к нему не относящееся (названное нами автоальтруизмом и автоэгоизмом), поскольку оно регулируется врожденными генетическими программами, от альтруистического и эгоистического поведения, обусловленного предшествующим онтогенетическим опытом взаимодействия особей (2.5.2. Формы и виды поведения). Другими словами, «истинные» альтруизм и эгоизм у организмов могут проявляться только при наличии хотя бы минимальной свободы воли и поведения.

Появление новой мотивационной пары ведет и к дальнейшему развитию эмоциональной сферы участников биосоциальных взаимодействий, то есть базовые начальные эмоции организменного сознания (приятно – неприятно), уже получившие некоторое развитие на видовом уровне (за счет появления мотивации, нацеленной соответственно на лояльное – агонистическое, половое и исследовательское поведение), получили дальнейшую дифференциацию, связанную с необходимостью регулировать тесное взаимодействие особей на уровне таких систем их организации, как рой, колония, стадо, стая. Именно новая мотивация приводит к усилению достаточно рыхлой видовой системной организации с нечетко выраженной иерархией к более иерархическим биосоциальным системам.

Если на видовом уровне эмоции в основном предназначены для «внутреннего» пользования, а эмоциональное состояние других организмов оценивается по форме их поведения (лояльного или агрессивного), то на биосоциальном уровне возникла необходимость более точного понимания эмоционального состояния других особей, вплоть до возникновения чувства сопереживания, что стало возможным благодаря образованию отдельных групп специализированных нейронов (зеркальных), предназначенных для прямого (без участия сознания) понимания эмоций других организмов.

Тесное взаимодействие организмов приводит к тому, что поведение особи становится зависимым не только от объективных факторов внешней среды, но от субъективных факторов – оценка поведения другими особями влияет на ее статус в биосоциальном сообществе. При этом, хотя степень доминатности особи значительно влияет на ее статус, последний может определяться и другими, в том числе и неврожденными факторами, например знаниями и умениями, приобретаемыми в результате онтогенетического опыта.

Если на видовом уровне коммуникация между особями носит в основном однонаправленный характер, то на биосоциальном уровне количество контактов (и их глубина) значительно возрастает, что в итоге формирует еще одну потребность – коммуникативную. Необходимость реализации данной потребности вызывает появление соответствующей телеологической цели – осуществление коммуникации с представителями своего вида.

Необходимо отметить, что между организмами с видовым и биосоциальным уровнями сознания несуществует резкой границы. Более того, часть организмов с биосоциальным уровнем сознания может вести в целом одиночный образ жизни, проявляя свои биосоциальные качества только в брачный период и период воспитания потомства. Однако у тех видов, которые ведут стадный образ жизни, возникла еще одна потребность – потребность в аффилиации то есть в необходимости тесного и постоянного контакта с представителями своего вида.

Совокупность реализации исследовательской, сенсорной и коммуникативной потребностей привела к образованию еще одной потребности – получать (от родителей и сородичей) и передавать (своим потомкам и сородичам) полученные в результате жизненного опыта знания и умения, нормы поведения в биосоциальном сообществе, то есть потребность в культуре (биокультуре). Конечно, некоторые предпосылки этой потребности наблюдаются уже у организмов с видовым сознанием, однако только на биосоциальном уровне это явление приобретает массовый характер, а передача элементов культуры может происходить целенаправленно (2.4.1. Четыре уровня сознания).

Пути достижения второй системной цели (размножения) у биосоциальных организмов также претерпели определенные изменения. Возрастание культурного наследства, передающегося внегенетическим путем (через обучение), приводит к появлению тенденции рождения все более беспомощных на начальных этапах своей жизни потомков с удлиненным периодом детства. Это, в свою очередь, требует увеличения родительских усилий по их выживанию и обучению. Поэтому возникла потребность участия в процессе выхаживания детенышей обоих родителей. В результате усложнился выбор брачного партнера, поскольку степень возможного вклада в подрастающее поколение у каждой особи разная (обычно выбор осуществляется стороной, вносящей больший вклад в становление потомства, чаще всего это женские особи).

Поскольку соотношение доминантности особи обратно пропорционально ее родительским качествам (заботе о потомстве и самке), возникает необходимость сложного выбора между здоровьем (степенью доминантности) будущих потомков и возможностью их выхаживания самкой почти в одиночестве. Такой выбор зависит не только от качеств возможного партнера, но и от собственных качеств [5]. Таким образом, на биосоциальном уровне возникает важная цель – выбор брачного партнера с учетом своих возможностей.

В ряде случаев природа пошла еще дальше и у некоторой части животных (порядка 5%) возникло такое явление, как моногамия, когда партнер определяется на всю оставшуюся жизнь. Механизм закрепления партнерства, являющийся в основном нейрогормональным, осуществляется через выработку дофамина, окситоцина и ряда других химических веществ, которые вызывают чувство привязанности [6].

У организмов с биосоциальным уровнем сознания появляются и первые групповые телеологические (субъективные) цели (не путать с объективными функциональными целями). Групповые цели формируются за счет координации поведения отдельных особей при обороне от врагов или добывании питания, совместном пространственном перемещении и т.д.

В таблице 4.3. приведена сводная матрица целей в разумной природе до появления человека, которая включает в себя как объективные направленности и целенаправленности развития организмов, так и субъективное целеполагание на различных уровнях сознания.

Таблица 4.3. Матрица целей (направленностей, целенаправленностей и целеполагания) в разумной природе до появления человека (организменный, видовой и биосоциальный уровни сознания)

Типы целей (направленностей, целенаправленностей и целеполагания) Формы организации разумной природы до человека
организм система организмов (популяция, вид) иерархия организмов (биоценоз) вложенная иерархия организмов (биота)
Телеоматические + - - -
Системные развитие  +
гомеостаз (телеономическая цель)
репликация
деградация  +
Телеоциклические замыкание цикла (изменение)  +
развитие (по восходящей расширяющейся спирали)  +
образование нового объекта (через развитие по восходящей сходящейся спирали  +
развитие (по полным циклам)
образование интегративного объекта  +
развитие  (по мегациклической направленности)
Телеологические организменный уровень сознания  -
видовой уровень сознания  +
биосоциальный уровень сознания  +
Функциональные систем живой природы  +
иерархии живой природы  -
вложенной иерархии живой природы
экосистемные  +

 

Публикации
Наверх