Выступление на VII форуме "Изменение климата и экология промышленного города" 15 ноября 2016 г.

Круглый стол "Проблемы и перспективы социо-эколого-экономического развития Челябинской области"

Устойчивое развитие как осознанная необходимость

Добрый день, уважаемые коллеги!

С одной стороны, устойчивое развитие можно воспринимать, как осознанную человечеством необходимость учитывать возможности окружающей среды, но с другой – под осознанной необходимостью обычно, по крайней мере в философских кругах, понимают «свободу». Как ни странно, но нас в данном случае интересует именно второй смысл, связанный с термином «свобода». Для того чтобы понять, как она связана с устойчивым развитием, придется сделать небольшой экскурс в историю возникновения феномена свободы.

Способность произвольного поведения формируется у организмов после появления сознания. Можно выделить четыре уровня сознания.

На первом, организменном уровне сознания речь о произвольном поведении еще не идет. На этом уровне мышление носит чисто эмоциональный характер, восприятие и представление находятся в зачаточном состоянии, а воображение отсутствует, что ведет к невозможности постановки цели. В итоге выбор вариантов поведения происходит в автоматическом режиме в виде реакций на стимулы с учетом предшествующего жизненного опыта.

Второй уровень сознания связан с видовыми взаимодействиями, когда организмы стали способны отличать своих от чужих и осуществлять по отношению к ним различное, то есть целенаправленное поведение. Принципиальное отличие целенаправленного поведения – появление способности тормозить или откладывать реализацию текущей потребности ради достижения этой же потребности или иной в модельном будущем, которое обладает какими-либо преимуществами перед стратегией ее немедленного удовлетворения. Эта способность называется волей. Чем сильнее сила воли, тем больше свободы от автоматических программ поведения. На видовом уровне мышление стало обладать элементами рациональности, связанными с достижением определенной цели через волевые усилия. Поэтому к психическим процессам восприятия и представления добавляются зачатки воображения, которое участвует в постановке целей, однако осознание еще отсутствует.

Формирование третьего уровня сознания – биосоциального – происходит через социальное научение. Увеличивается сила воли, целеполагание иногда может значительно отличаться от текущих потребностей. Мышление становится рационально-эмоциональным, и в некоторых случаях осознаваемым.

И, наконец, четвертый уровень сознания – социотехнический, когда основную роль в формировании сознания играет культура. В течение жизни формируется устойчивое самосознание. Мышление носит в основном рациональный характер. С воображением у человека все в порядке, поэтому цели могут полностью не совпадать с текущими потребностями. То есть уровень свободы от автоматических программ в целом достаточно высокий.

Новый уровень сознания не заменяет предыдущий, а надстраивается над ним, поэтому в человеке есть все четыре уровня сознания. Принятие решений не всегда происходит на высшем уровне. Более того, большинство решений принимается на других уровнях сознания, а самосознанию зачастую приходится искать оправдание, почему принято то или иное не совсем рациональное решение.

В целом чем больше эмоций вызывает та или иная ситуация, которая требует решения, тем на более низком уровне сознания будет принято решение. В случае опасности решение может быть принято и реализовано еще до того, как вы его осознаете. Кроме всего прочего это означает, что реализация эмоциональных решений обладает меньшей свободой, чем рациональных.

Мы рассмотрели свободу поведения от внутренних автоматических программ, которая связана со способностью ради достижения целей ограничивать реализацию текущих потребностей, но есть и другие аспекты свободы, связанные с внешними ресурсными и социальными ограничениями.

Эволюционный смысл роста внутренней свободы связан с получением дополнительных возможностей по реализации основных потребностей организмов – материальных, пространственных, временных. Свободное поведение – это не хаотическое поведение, а целенаправленное. Для такого поведения необходимо наличие определенной модели окружающего мира. То есть рост внутренней свободы неразрывно связан с ростом знания о внешней среде. Знания позволили человеку посредством техники выйти за пределы естественных ограничений развития, что привело к значительному росту свободы поведения человека в окружающей среде.

Что касается социальных регуляторов поведения, то они не являются чисто ограничительными. Социальность в широком смысле слова представляет собой способность организмов использовать полученные в течение жизни знания для совместной жизнедеятельности. А это значит, что социальность, в первую очередь, увеличивает возможности организмов реализовывать свои потребности, то есть уменьшает зависимость от окружающей среды. Но взамен организмы вынуждены придерживаться определенных правил взаимоотношений. В данном случае наблюдается некоторая аналогия с внутренними автоматическими программами поведения.

Упорядоченные взаимоотношения между организмами возникают на видовом уровне сознания, формируя групповые нормы, которые носят достаточно жесткий характер по линии "лояльность – агонизм". На биосоциальном уровне количество норм возрастает, но они становятся менее жесткими, поведение регулируется мотивацией по линии "альтруизм – эгоизм". У человека появляется дополнительный регулятор социального поведения, основанный на рациональном сознании по линии "кооперативные – конкурентные" отношения.

Как и в предыдущих случаях, уровень социальной свободы живых организмов в процессе эволюции возрастает. Эта же тенденция прослеживается при рассмотрении эволюции человека – в процессе его развития возрастает доля целерациональных действий, а доля ценностнорациональных падает, то есть влияние морали постепенно уменьшается, а влияние расчета растет. Утешает то, что правильный расчет в целом дает преимущество кооперации, а не конкуренции.

Все три рассмотренных вида свободы поведения находятся в достаточно сложной взаимосвязи. Рост внутренней свободы поведения человека до определенного времени соответствовал росту свободы от условий внешней среды и социального окружения, но после появления техники произошло искусственное ускорение роста внешней свободы. В результате в человеческой истории регулярно возникают ситуации, когда избыточная внешняя свобода по отношению к окружающей среде ведет не к росту внутренней свободы, а к ее уменьшению, увеличивая при этом долю автоматических программ поведения и, соответственно, сначала личной деградации, а потом и общественной.

Характерный пример – эпоха Римской империи, когда (правда в основном за счет рабов) у значительной части свободного населения происходило облегченное удовлетворение основных потребностей. Облегченное потребление вело к уменьшению внутренней свободы с одновременным увеличением социальной свободы, к которой общество еще не было готово, поскольку рациональные регуляторы в то время были еще слабы. В результате общество деградирует и разрушается либо самостоятельно, либо под воздействием внешних сил, как это и произошло с Римской империей.

В современном обществе аналогичную опасность несет техника, которая способна создавать слишком легкие условия удовлетворения потребностей, что ведет к росту влияния автоматических программ поведения и излишне быстрому отказу от традиционных ценностей и кроме того создает опасность экологического кризиса.

Поэтому, если мы говорим об устойчивом развитии человечества (или отдельного социума), то должны стараться соблюдать определенный баланс между рассмотренными видами свободы.

Поскольку через технику мы искусственно увеличиваем нашу свободу от внешней среды, необходимо, с одной стороны, стимулировать рост внутренней свободы человека (например, через постановку личных и общественных целей, достижение которых требует определенных усилий), с другой – сдерживать рост социальной свободы, то есть по мере возможности сохранять традиции и мораль. И постепенно готовить рациональные регуляторы, завязанные на кооперативно-конкурентные отношения, используя при этом и знания о том, как эволюционирует жизнь. При этом особое внимание следует уделять формированию и функционированию элит, которые первые подпадают под негативное воздействие отмеченных выше закономерностей.

Таким образом, устойчивое развитие можно рассматривать через необходимость регулирования свобод поведения человека по трем направлениям – внутренняя свобода от автоматических программ, свобода от внешней среды и свобода от социальных ограничений.

Если с этой точки зрения рассматривать принятую мировым сообществом стратегию устойчивого развития, то ее наличие уже хорошо, поскольку она ставит долгосрочные цели и ее реализация требует определенных усилий, что стимулирует развитие внутренней свободы у людей, принимающих участие в ее реализации.

Если же с помощью стратегии устойчивого развития удастся еще и отсрочить наступление экологического кризиса – то это тем более неплохо. Может быть, за дополнительно отведенное время успеем разобраться, как нам регулировать собственное поведение.

Спасибо за внимание!

Наверх