Процесс зарождения знаковых систем и их эволюции в общих чертах описан автором в работе «Эволюция и устойчивое развитие», однако описание указанного процесса рассредоточено по всему тексту исследования, что затрудняет его восприятие как последовательного и цельного материала. Учитывая важность темы, а также недостаточно глубокое освещение этого вопроса в научной литературе, попробуем немного перегруппировать и объединить изложенный ранее материал, дополняя его новым.

Предварительно сделаем несколько общих замечаний, поскольку излагаемые ниже подходы, основанные на эволюции форм взаимодействия материи, значительно отличаются от стандартных трактовок знаков и их систем.

Знак, как специфическое явление живой природы, появляется на определенном уровне ее развития (вместе с сознанием) и связан со способом познания организмом окружающего мира (относится к сфере гносеологии). Однако экспансия термина «знак» на все уровни живой природы и техническую сферу, то есть за пределы своей зоны корректной применимости, привела к тому, что к знакам теперь часто относят любые специфические воздействия, которые получают соответствующий ответ у любых систем. Например, читаем: «Знаком можно считать раздражители, вызывающие действие безусловного рефлекса (инстинкта) и условного рефлекса…» или: «Примеры знаковых систем: естественные… языки… системы состояний, входных и выходных сигналов различных машин и автоматов, программы и алгоритмы для них и языки-посредники для «общения» с ними человека и т. п.» (Новая философская энциклопедия: в 4 т. М.: Мысль, 2001). Использование термина «знак» для описания процессов, в которых сознание не участвует, приводит к смешению онтологических и гносеологических понятий.

С другой стороны, те явления (элементы субъективной реальности), которое мы можем отнести к истинным (гносеологическим) знакам, имеют определенные эволюционные корни в объективной реальности, поэтому указанный термин также будет нами использоваться для обозначения предшествующих знакам явлений объективной реальности (в том числе по причине отсутствия адекватного заменяющего термина), но с дополнениями, которые помогут определить место рассматриваемых явлений в общей структуре реальности и отделить их от истинных знаков. В целом будем считать, что эти «протознаки» входят в понятие знака в его широком смысле.

Еще одной тонкостью, которая обычно не учитывается при описании истории возникновения знаковых систем, является уровень сознания, на котором они возникают. В большинстве случаев описание начинается сразу с уровня самосознания, когда появляется язык. На самом деле начальные знаки образуются на организменном уровне сознания («Эволюция и устойчивое развитие»,  п. 2.4.), а до этого в нервной системе циркулирует система онтологических знаков. Попробуем еще раз кратко описать возможный механизм возникновения первых истинных знаков (гносеологических) на базе онтологических.

Рецепторы органов чувств нервной системы переводят разнообразные внешние и внутренние воздействия в электрические и химические сигналы межнейронного взаимодействия (сенсорные коды). Образующийся нервный импульс (в виде потенциала действия рецептора) мы обозначили (п. 1.4.2.) как знак воздействия (ЗВ). Однако отдельные ЗВ редко могут вызывать реакцию нервной системы на то или иное воздействие, такую реакцию вызывает определенная совокупность ЗВ, сигнализирующая о возникновении типовой ситуации, на которую организм должен отреагировать генетически запрограммированным образом и которая названа нами знаками протосмысла (ЗПС). В отличие от смысла протосмысл относится к системе онтологических отношений и связан с автоматическими программами поведения на уровне безусловных и условных рефлексов.

Следует отметить, что внутри нервной системы существует еще одна система знаков – знаков межнейронного взаимодействия (ЗМНВ), которыми обмениваются нейроны в «фоновом» режиме и на которые «наслаиваются» при передаче все остальные знаки. В данном случае большую роль играют химические вещества, участвующие в межсинаптическом взаимодействии. Возможно эти взаимодействия в разных зонах мозга и на разных уровнях нейросоциальных образований несколько отличаются друг от друга.

Ключевой фактор в формировании нового вида взаимодействия (знакового) организма с окружающей средой – одновременная работа более чем одного канала приема различных воздействий (впоследствии, после возникновения эмоций, – органов чувств), способных вызывать соответствующие безусловные рефлексы. Через установление связи (посредством механизма иррадиации) между различными безусловными рефлексами (в том числе и через условные рефлексы), одновременная реализация которых невозможна или нежелательна, появилась возможность сопоставлять характеристики внешних воздействий между собой (на базе отношений соответствующих нейронных групп, отвечающих за разные рефлексы). Итоги сопоставления, с учетом прошлого опыта, начали оцениваться по шкале «хорошо – плохо» (для организма), выражаемой в эмоциях, и учитываться при принятии решения об изменении поведения. То есть поведение перестало быть полностью автоматическим и начало зависеть от того, как организм оценил соотношение между собой внешних воздействий (а не как влияет на организм каждое из воздействий, реакция на которые автоматизирована через безусловные и условные рефлексы).

В дальнейшем наличие памяти о прошлых ситуациях позволило организму (его нервной системе) уже по одному из фиксировавшихся ранее воздействий определять и возможность реализации второго воздействия, то есть первое воздействие помимо прямого влияния на организм (сначала на уровне знаков протосмысла, а в последствии и знаков смысла) стало дополнительно нести функции  «знака» второго воздействия. Этот знак неприсущ самому воздействию, а «приписывается» ему нервной системой. Именно этот знак и является первым истинным знаком, на основании которого нервная система стала создавать информацию – дополнительный смысл от принимаемых воздействий, показывающий их связь с другими воздействиями окружающего мира. Он фиксируется организмом в форме «знаков дополнительного смысла» (ЗДС). Естественно, дополнительный смысл может касаться не одной связи (с одним объектом), а нескольких одновременно. Кроме того, в зависимости от того, какая память участвует в процессе фиксации ЗДС (кратковременная или долговременная), они также отличаются своей долговременностью.

Одновременно с появлением ЗДС в нервной системе начал образовываться центр принятия решений, в который поступала информация о связи внешних взаимодействий, и формироваться субъектность как таковая (до этого все реакции организма происходили на уровне автоматических программ типа рефлексов). Или, иначе говоря, стала формироваться согласно теории П.К. Анохина функциональная система с афферентным синтезом, мотивацией (на уровне эмоций), принятием решения, акцептором результата действия и эфферентным синтезом.

Как мы указывали ранее (п. 1.4.4.), первично скорее всего улавливается связь между воздействиями, которые относятся к одному объекту (то есть связь между его отдельными свойствами), и начинается процесс объективации окружающего мира (вычленение из мира воздействий их определенных взаимосвязанных совокупностей – объектов). Фактически зарождается следующий уровень психических процессов – восприятие, которое позволяет организму обнаруживать, различать, идентифицировать и опознавать тот или иной объект сначала по совокупности определенных признаков (воздействий), а затем и по одному из них.

Обратим внимание на то, что любой объект восприятия представляет собой для нервной системы определенную совокупность знаков дополнительного смысла, то есть она моделирует объект по его основным свойствам, проявляющимся в отношениях зависимости и обособленности. Но это означает, что мы воспринимаем объекты по их отдельным характеристикам в виде обобщенных знаков (моделей). Насколько эти знаки соответствуют реальности – отдельный вопрос (п. 2.4.3.), здесь хотелось бы подчеркнуть, что базовые определения термина «знак», типа: «материальный, чувственно воспринимаемый предмет (явление, действие), который выступает как представитель другого предмета, свойства или отношения» (Философский энциклопедический словарь. 2010.), строго говоря, неточны в том смысле, что фактически в данном случае следует говорить о знаках знаков (отличающихся уровнями), а не о предметах как знаках других предметов. Уточним эту мысль.

Разведем указанные выше знаки и знаки знаков по уровням. Первый (базовый) уровень знаков связан с моделированием объектов реальности по их свойствам в знаках дополнительного смысла (первичных, есть еще и вторичные), то есть происходит формирование знаков объектов. Тогда второй уровень связан с нахождением связей между объектами (через знаки объектов) и появлением возможности образовывать на базе знаков одних объектов знаки других объектов (в случае выявления связей). Именно к этому уровню и относится большинство определений термина «знак».

Зачем нужно выделять уровни знаков? Такое разграничение позволяет в том числе понять, почему иногда достаточно разные объекты могут служить знаками друг для друга – у них могут быть общие элементы на уровне знаков дополнительного смысла. А поскольку рассматриваемое явление происходит на базовом уровне знаковой системы, действие этого механизма может распространяться на все уровни сознания (от животных до человека), образуя, в том числе, предпосылки и для создания ложных (ошибочных) связей. В качестве примера можно привести импринтинг у утят, когда первый встречный движущийся объект считается «матерью», единственная разница заключается в том, что роль второго объекта выполняет в таком случае генетическая модель матери.

Каждое воздействие имеет определенные отношения зависимости (вещественно-энергетические, временные, пространственные) с рядом других воздействий, для которых оно может выступать для организма их знаком, образуя таким образом некое «потенциальное информационное облако», из которого только часть отношений организм переводит в информацию в виде ЗДС. Наличие памяти о прошедших воздействиях и возможность параллельной работы разных групп нейронов нервной системы (образование двух и более доминант) привели к появлению у нее способности формировать и фиксировать эти знаки дополнительного смысла (ЗДС) в памяти в виде следов цепочек взаимодействий. Причем следует учитывать, что, по крайней мере, на начальном этапе в ЗДС входит не только связь внешних воздействий, но и их связь с внутренним состоянием организма, которая в процессе дальнейшего эволюционного развития ослабевает (в результате объективизации субъективного, подробнее п. 2.4.4.). По сути, такой процесс представляет собой фиксацию онтогенетического опыта организма в определенной знаковой системе.

Этапы эволюционного развития знаковой системы неразрывно связаны с эволюцией субъективно-объективной реальности («Уточнение структуры реальности»), в которой сознание сопрягается с нервной системой (а через нее и с другими системами организма) и порождает новое явление (образование) – субъект.

Таким образом, у субъекта с организменным сознанием в нервной системе используется несколько видов знаков (в широком понимании этого термина): знаки воздействия (ЗВ), знаки межнейронного взаимодействия (ЗМНВ), знаки протосмысла (ЗПС) и знаки дополнительного смысла (ЗДС).

Формирующиеся ЗДС у субъектов с организменным сознанием связаны с определением связей в окружающий организм среде, в которую включаются и все другие организмы. Коммуникация (но не взаимодействия) между субъектами с организменным сознанием практически отсутствует. Мышление (последовательный процесс актуализации ЗДС, учитывающий воздействия внешней и внутренней среды) носит эмоциональный характер, без осознания. Такие психические процессы, как восприятие (моделирование объективной реальности по совокупности ощущений) и представление (воспроизведение сознанием моделей реальности по памяти), на данной стадии развития находятся в зачаточном состоянии, а воображение (способность сознания создавать модели и манипулировать ими) отсутствует полностью. Отсутствие воображения ведет к невозможности постановки цели. В итоге выбор вариантов поведения происходит в автоматическом режиме – в виде реакций на поступающие извне стимулы. Произвольность поведения в данном случае (свобода) фактически отсутствует.

Субъекты с видовым сознанием, используя возможности нервной системы, способны по ряду признаков отличать «своих» от «чужих». На этой стадии развития начинается процесс неосознанного информационного обмена между организмами, не носящего «диалогового» характера, поскольку каждый организм нацелен в основном на прием информации, в том числе и от других организмов, но при этом непроизвольно и сам служит источником аналогичной информации для других. Как и на предшествующей стадии, знания формируются в первичных знаках дополнительного смысла, но кроме знаний об окружающей среде появляются знания и о закономерностях поведения других организмов, в том числе своего вида. Видимо, на этом уровне мышление стало обладать элементами рациональности, связанной с достижением определенной цели через волевые усилия (п. 2.4.1.). Поэтому к психическим процессам восприятия и представления уже добавляются зачатки воображения, которое участвует в постановке целей. Однако осознание еще отсутствует, а мышление носит неосознаваемый эмоционально-рациональный характер в первичных знаках дополнительного смысла.

Появление у субъектов с видовым сознанием зачатков свободы поведения приводит к тому, что помимо знаков протосмысла (ЗПС) стала образовываться еще одна система знаков – знаков смысла (ЗС), связанных с процессом целеполагания. Знаки смысла, в отличие от знаков протосмысла, относятся уже (как и знаки дополнительного смысла) к системе гносеологических отношений, то есть являются истинными знаками. Этими знаками субъект оценивает влияние (прямой смысл) воздействия на возможность достижения той или иной цели (на видовом уровне развития – это в основном различные текущие физиологические потребности организма). Информации как таковой (знаний об отношениях различных образований окружающего мира) такие знаки не образуют и имеют чисто субъективный характер (одно и то же воздействие может иметь абсолютно противоположное значение для разных субъектов и даже для одного субъекта – в разное время).

У субъектов с биосоциальным сознанием коммуникация уже может носить диалоговый характер. Это означает, что они начинают оперировать вторичными знаками дополнительного смысла. Вторичные ЗДС образуются у субъекта через обобщение первичных ЗДС и их перекодировку для целей коммуникации в знаки, воспринимаемые другим субъектом через сенсорную систему и понимаемые нервной системой. Фактически это рождение второй сигнальной системы, в том числе языка, на котором общаются животные биосоциального уровня развития. Знаки дополнительного смысла этого уровня будем называть вторичными естественными ЗДС. Мышление у субъектов с биосоциальным сознанием носит рационально-эмоциональный характер и осуществляется с привлечением вторичных естественных ЗДС, появляются зачатки самосознания. Возникают и новые потребности, связанные с образованием субъектами рассматриваемого уровня развития биосоциальных иерархий. Соответственно, увеличивается спектр целеполагания (а значит, и знаков смысла этого уровня), который охватывает теперь и зону потребности в соответствующем биосоциальном статусе.

Для субъектов с социотехническим сознанием (людей) коммуникация является обязательным условием их развития до стадии формирования самосознания. Начальный язык представляет собой часть естественных вторичных ЗДС (другая часть связана с возможностями сознательного использования невербальных вторичных знаков дополнительного смысла). Возможности использования языка ограничены конкретным опытом конкретных людей. Закрепление вторичных ЗДС на материальных носителях постепенно привело к образованию искусственных вторичных ЗДС в виде письменности, что позволило значительно расширить круг явлений, поддающихся моделированию. После своего появления искусственные ЗДС существенно трансформируют естественные знаки (внося в них новое содержание) и создают новые, в том числе высокого уровня абстракции, возникновение которых без наличия письменности невозможно.

Мышление осуществляется в виде потока мыслей, оформленных во вторичных знаках дополнительного смысла, и носит в основном рациональный характер. Значительно расширяется спектр знаков смысла (ЗС), вплоть до включения в него сферы духовных потребностей, в которые входит и определение целей жизни (субъективно-объективная реальность) и ее смысла (субъективная реальность). При этом следует отметить, что потребность в смысле жизни хотя и относится к субъективной реальности, но возникает она у субъектов по вполне объективным причинам, связанным с особенностями работы нервной системы (что обычно не учитывается при рассуждениях на эту тему). Затрудняет понимание «смысла жизни» и смешение понятий, относящихся к разным уровням субъективной реальности и описываемых различными системами знаков (ЗПС, ЗДС, ЗС). Учитывая важность темы целей и смыслов жизни для создания системы управления устойчивым развитием, она будет более подробно рассмотрена отдельно.

Для взаимодействия с техникой была создана еще одна система знаков – искусственных знаков протосмысла (например, определенная последовательность электромагнитных колебаний). Смысл знаков в данном случае определяется человеком и зависит от его целеполагания. Информации такие знаки не несут, это всего лишь система управляющих воздействий на уровне автоматических программ, аналогичных программам, в которых участвуют естественные знаки протосмысла. Искусственные ЗПС могут использоваться и для целевого воздействия на природные системы, включая живые системы.

Процесс объективизации субъективного привел к тому, что часть полученных человеком знаний о связях воздействий, к тому же проверенных практикой, перестала быть зависимой от субъектов. Элементы такого объективизированного знания стали получать свои обозначения. К этому процессу добавилось и сознательное очищение от субъективности ряда искусственных вторичных ЗДС, что привело в итоге к созданию третичных ЗДС (цифры и другие знаки точных наук), являющихся инструментом познания свойств объективной реальности. Такие знаки не несут эмоциональной или ценностной нагрузки. При этом если сами третичные ЗДС еще обладают определенной субъективностью (например, форма обозначения знаков или выбор системы отсчета), то их соотношения между собой могут быть практически изоморфными соотношениям материальных образований (объектам, системам и т.д.) объективной реальности. Поиском таких соотношений и занимается наука. Это означает, что третичные ЗДС в значительной степени являются онтологическими знаками, а не только гносеологическими, то есть субъективной является форма выражения, но не содержание. Другими словами, найденные закономерности строения окружающего мира и его развития, выраженные математическими или физическими знаками, не являются субъективными, любой иной разум, дойдя до соответствующего уровня развития, откроет те же самые «пифагоровы штаны», только имя носителя «штанов» (или другой части одежды) будет иным.

И, наконец, существуют воздействия, которые не соотносятся с ЗПС, ЗС или ЗДС, но оказывают специфическое влияние на эмоциональную систему организма (например, музыка, некоторые визуальные и тактильные воздействия и т.п.). Указанные воздействия, относящиеся к сфере субъективной реальности, назовем знаками субъективного смысла (ЗСС).

Таким образом автором выделено десять базовых систем знаков:

1) ЗВ – знаки воздействия. Онтологические знаки, переводящие внешние или внутренние воздействия в нейронные взаимодействия;

2) ЗМНВ – знаки межнейронного взаимодействия. Онтологические знаки межнейронного обмена электрическими и химическими воздействиями в «фоновом» режиме, на который «наслаиваются» знаки воздействий и другие знаки при их передаче внутри нервной системы;

3) ЗПС – знаки протосмысла. Онтологические знаки, представляющие собой определенную совокупность ЗВ, вызывающую автоматическую реакцию нервной системы, обусловленную необходимостью сохранения гомеостаза или угрозами выживанию организма;

4) первичные ЗДС – знаки дополнительного смысла. Гносеологические знаки, фиксирующие часть субъективного опыта, включающего в себя информацию (дополнительный смысл) о связях воздействий внешнего мира. Заметим, что ЗДС от воздействий внутренней среды организма не возникают, поскольку сигналы от внутренней среды не поступают одновременно от разных органов чувств (именно поэтому мы не можем на основании одиночных ощущений создать внутреннюю модель организма);

5) ЗС – знаки смысла. Гносеологические знаки, связанные с оценкой влияния воздействий на достижение определенных целей;

6) вторичные ЗДС (естественные) – естественные вторичные знаки дополнительного смысла. Гносеологические знаки, представляющие собой обобщение и трансформацию первичных ЗДС для целей межсубъектной коммуникации до начала процесса их фиксации на материальных носителях;

7) вторичные ЗДС (искусственные) – искусственные вторичные знаки дополнительного смысла. Гносеологические знаки межсубъектной коммуникации, связанные с изобретением письменности;

8) искусственные ЗПС – искусственные знаки протосмысла. Онтологические знаки, предназначенные для целевого взаимодействия с техническими и природными системами;

9) третичные ЗДС – третичные знаки дополнительного смысла. Квазионтологические знаки, представляющие собой безэмоциональные искусственные вторичные ЗДС с точным и однозначным смыслом, характеризующим взаимоотношения в объективной реальности;

10) ЗСС – знаки субъективного смысла. Гносеологические знаки, влияющие на эмоциональное состояние организма.

Публикации
Наверх